Андрияка Сергей Николаевич

Ректор Академии акварели и изящных искусств
На­род­ный ху­дож­ник Рос­сий­ской Фе­дера­ции
Дей­стви­тель­ный член Российской Академии Художеств

Художник Сергей Андрияка известен как один из ведущих мастеров современной акварельной живописи. Свою творческую деятельность художник начинал с работы масляными красками, гуашью, темперой. Занимался мозаикой, витражом, офортом, росписью по фарфору и эмали. Не меньшую роль а его художественном становлении сыграло знакомство с культурным наследием Западной Европы. Но его любимой техникой всегда оставалась акварельная живопись. Творчество художника посвящено России – неповторимому очарованию старых российских городов, притягательной красоте памятников русского зодчества, ему близок мир русской природы. Здесь и храмы, и городские пейзажи, русская провинция и зарубежные страны, натюрморты, интерьеры, всеми любимые цветы. Творчество Сергея Андрияки раскрывает зрителю красоту окружающего мира. Художник продолжает начинания своих прославленных предшественников: Брюллова, Саврасова, Левитана, Врубеля. Он бережно сохраняет и творчески, с позиций сегодняшнего дня, развивает в своем искусстве традиции мастеров классической многослойной акварели.

Сергей Николаевич Андрияка – участник многих московских, региональных и зарубежных выставок (с 1985 года их состоялось более пятисот). Творчество Народного художника России Сергея Андрияки знают и любят в Германии, Швейцарии, Франции, Австрии, Японии, Китае и других странах. Его работы находятся в крупнейших музеях мира и частных собраниях.

Андрияка Сергей Николаевич, Народный художник Российской Федерации, действительный член Российской Академии художеств, ректор Академии акварели и изящных искусств, основатель и художественный руководитель Школы акварели, родился 14 июля 1958 года в Москве.
Отец, Андрияка Николай Иванович (1905—1977 гг.), Заслуженный художник РСФСР, преподавал в художественной школе при Московском художественном институте имени В. И. Сурикова с её основания в 1939 году. Последние годы жизни был её директором. Отец оказал большое влияние на становления сына как художника. Мать, Этолия Рудольфовна (1926-2014), преподаватель немецкого языка, переводчик.

Рисовать Сергей Андрияка начал рано, около 6 лет. Под руководством отца тренировал зрительную память, овладевал техникой акварели. В 1976 г. закончил МСХШ при институте им. В. И. Сурикова. С 1977 (после смерти отца) совмещал учебу с преподавательской деятельностью. С 1976 по 1982 гг. учился в МГХИ им. В. И. Сурикова на факультете живописи. Диплом по специальности: станковая живопись. Тема диплома — историческая картина «На поле Куликовом. Вечная память». С 1982 по 1985 гг. работал в Творческих мастерских Академии художеств СССР. С 1979 по 1985 гг. параллельно с учебой в институте, а затем одновременно с работой в Творческих мастерских преподавал живопись в МСХШ при институте им. В. И. Сурикова. В 1983 году вступил в Союз художников СССР. С 1985 по 1989 гг. работал старшим преподавателем в Московском Государственном художественном институте им. В. И. Сурикова. С 1999 г. — художественный руководитель Московской государственной специализированной школы акварели Сергея Андрияки с музейно-выставочным комплексом.

В настоящее время — ректор Федерального государственного бюджетного образовательного учреждение высшего образования «Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки».

Творчество

Художник Сергей Андрияка известен как один из ведущих мастеров современной акварельной живописи. Свою творческую деятельность художник начинал с работы масляными красками, гуашью, темперой. Занимался мозаикой, витражом, офортом, росписью по фарфору и эмали. Не меньшую роль в его художественном становлении сыграло знакомство с культурным наследием Западной Европы. Но его любимой техникой всегда оставалась акварельная живопись. Творчество художника посвящено России — неповторимому очарованию старых российских городов, притягательной красоте памятников русского зодчества, ему близок мир русской природы. Здесь и храмы, и городские пейзажи, русская провинция и зарубежные страны, натюрморты, интерьеры и всеми любимые цветы. Творчество Сергея Андрияки раскрывает зрителю красоту окружающего мира. Художник продолжает начинания своих прославленных предшественников: Брюллова, Саврасова, Левитана, Врубеля. Он бережно сохраняет и творчески, с позиций сегодняшнего дня, развивает в своем искусстве традиции мастеров классической многослойной акварели.

Основным занятием художника является многослойная акварельная живопись. Андрияка рисует по памяти, без предварительного рисунка карандашом (кроме сложных архитектурных мотивов). В работе использует послойные лессировочные прописки (20-30 слоев) по сухой или просохшей поверхности бумажного листа. Белила и другие материалы, кроме акварельных красок, не использует. Высококачественная бумага и хорошие краски позволяют сохранять цвет и колористическое богатство акварелей, отличающихся цветовой гармонией и поэтичностью восприятия мира.

Любимые темы художника — сельские и городские пейзажи, натюрморты. Он стремится запечатлеть окружающую жизнь в ее постоянно меняющихся состояниях. Многие работы посвящены архитектуре российских городов (Москвы, Тулы, Коломны, Великого Устюга и др.), а также городов Западной Европы и Америки. В 1995 по заказу московской мэрии художник создал 6-метровую акварельную панораму Москвы 19 в. Цветовой облик города того времени воссоздан благодаря фотографиям из альбома Найденова (1867). В дальнейшем было написано еще несколько акварелей больших размеров, причем не только пейзажей, но и натюрмортов («Лес», «Цветы и фрукты» и др.). Работа над этими полотнами позволила художнику сделать ряд открытий в технологии живописно-акварельного процесса.

Школа акварели

В 1999 была открыта Московская государственная школа акварели Сергея Андрияки (с музейно-выставочным комплексом). В настоящее время художник является ее руководителем. Учебные мастерские школы рассчитаны на небольшое количество учащихся. Рядом с классами расположены мастерские преподавателей. В музейно-выставочном центре школы экспонируются работы учащихся и их преподавателей.

Школа акварели — это возрождение, освоение и распространение академической системы обучения, получение учащимися основ художественного образования и воспитание творческой личности. Школа является специализированным учреждением дополнительного образования, главными задачами которой являются продолжение традиций русской и мировой реалистической школы акварели и передача опыта, как старых мастеров, так и современных, будущим поколениям. В Школу принимаются на обучение дети и подростки в возрасте от 11 до 18 лет и взрослые с 18 лет. Основной образовательной программой является авторская программа художественного руководителя Школы С. Н. Андрияки «Изобразительное искусство (рисунок, живопись, композиция». Она имеет несколько вариантов, адаптированных к разным возрастам и количеству занятий в неделю.

Практически всю сознательную жизнь С.Н.Андрияка занимается учебно-преподавательской деятельностью. Разработал и внедрил методику по обучению детей и взрослых профессиональным основам академического рисунка. Методика успешно прошла апробацию в течение 13 лет в Школе акварели. Подготовлена и утверждена как новый стандарт обучения абсолютно новая программа по обучению студентов Высшей художественной школы. Развитие системы обучения как ранее в Школе акварели, так ныне и в Академии акварели и изящных искусств, сопровождалось и будет сопровождаться многочисленными методическими разработками и учебными пособиями, включая видеофильмы. Мастером разработана и в течение 2-х лет успешно зарекомендовала себя программа для преподавателей изобразительного искусства в Школе акварели и ряде общеобразовательных школ Москвы.

Мастер-классы – яркое, очень красивое действо, на котором художник открывает зрителям секреты своего искусства. Это тем более интересно, что работает он, буквально шаг за шагом комментируя все происходящее за мольбертом, объясняя тонкости и нюансы создания картины. Вместе с Сергеем Андриякой творят зрители. Совместно они проходят все этапы, от карандашного наброска до завершающих мазков, отрабатывая мельчайшие детали.

В сентябре 2012 года на телеканале «Культура» прошла программа «Уроки рисования с Сергеем Андриякой», в которой художник рассказал зрителям, как строить изображение в графике, как изображать пространство, для чего нужна перспектива и какой она бывает и т. п. В этой программе художник учил основам владения различными изобразительными средствами, Зрители программы учились рисовать натюрморты, животных и бытовые предметы. В апреле 2013 года состоялись съемки продолжения этой популярной программы.

Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки

Осень, 2012 год. В Москве официально открылась Академия акварели и изящных искусств – высшее художественное учебное заведение нового типа, не имеющее аналогов не только в России, но и за рубежом. Более полувека в Москве не происходило события, подобного этому.

Рособрнадзором Академии выдана Лицензия на право ведения образовательной деятельностям в сфере высшего профессионального образования. Цель обучения: подготовка высокопрофессионального художника-специалиста широкого профиля.

Академия — первый российский вуз, проводящий обучение новой специальности: «Живопись и изящные искусства». Она предполагает, наряду с фундаментальным освоением рисунка и живописи, изучение каждым студентом различных техник и видов изобразительного искусства, т.е. готовит художников широкого профиля. Это является новшеством как в России, так и за рубежом.

Учебный процесс в Академии акварели базируется на методике преподавания, которая основана на совместном, одновременном выполнении всех заданий педагогом и учениками. Программа учебных заданий Академии выстроена согласно классическому выверенному методу и системе обучения, что позволит студенту последовательно подниматься на высокие ступени мастерства.

Сергей Андрияка: « Мы хотим не только взять все лучшее из классической школы изобразительного искусства. Наша главная задача заключается в том, чтобы истинный талант, впитав традицию, посмотрел на мир своими глазами и ощутил его красоту через собственное восприятие. Только тогда мы получим живое продолжение традиции, а не ее фиктивное «возрождение».

Важнейшая сфера деятельности Академии – работа с регионами. Академия не только подготовит квалифицированные кадры педагогов для региональных художественных учебных заведений, но и на постоянной основе будет оказывать им методическую и организационную помощь в осуществлении учебного процесса, что позволит существенно поднять уровень художественного образования в богатой яркими талантами России.

Ещё одно очень важное направление деятельности Академии акварели и изящных искусств – разработка эффективных методик обучения детей младшего школьного возраста. Одна из них уже проходит проверку в столичных школах.

Академия акварели и изящных искусств постепенно становится крупнейшим методическим центром художественного образования в России. Уже сегодня осуществляется всесторонняя научно-методическая работа: изучается опыт преподавания в прошлом и лучшие современные методики, разрабатываются учебные пособия по всему спектру техник и направлений, которые будут преподаваться в Академии. Впервые в России проводится аналитическое исследование огромного свода трактатов Древнего Мира, Средневековья и Возрождения, пособий и учебников для художников XVII-XX столетий, результатов лабораторных исследований шедевров живописи и графики. Всесторонне изучаются методы обучения в петербургской Императорской Академии художеств. Создано большое количество учебных и методических пособий, уникальных видеофильмов, переизданы лучшие пособия XIX века по акварельной и масляной живописи. Ведётся работа над созданием «Истории акварели» – издания, в котором будет рассказано не только о том, «что, где, когда» создано художниками-акварелистами, но прежде всего «как» были написаны лучшие образцы акварельной живописи.

Киноконцертный зал Академии акварели и изящных искусств представляет из себя хорошо оборудованный досуговый комплекс, уже хорошо знакомый и полюбившийся многим москвичам.

Как концертный зал необходим для музыкального образования, так для художественного образования необходимы музей и выставочные залы. На выставке студент сможет посмотреть на свои работы со стороны, оценить их достоинства и недостатки, а также получить оценку коллег и преподавателей. В музейно-выставочном комплексе Академии открыт первый в России Музей акварели старых мастеров, там же будут проводиться выставки произведений великих мастеров изобразительного искусства из ведущих музеев мира.
Выставки студентов и педагогов Академии акварели и изящных искусств пройдут в музеях и центральных выставочных залах Москвы, других регионах России и за рубежом. Академия уже стала местом проведения мастер-классов, пробных уроков, музыкальных концертов, спектаклей и выставок.

Семья
Женат, отец 6-х детей

Звания
1983 — член Союза художников СССР
1996 — Заслуженный художник Российской Федерации
2000 г. — действительный член Международной академии информатики
2001 — член-корреспондент Российской академии художеств
2003 — избран действительным членом Петровской Академии наук и искусств
2005 — Народный художник Российской Федерации
2007 — действительный член Российской академии художеств

Персональные выставки
С 1985 г. по настоящее время состоялось свыше 500 персональных выставок художника, из них наиболее значимые:
1994 г. — Центральный выставочный зал «Манеж»: 600 работ (г. Москва).
1995, 1996, 2002 гг. — Центральный дом художника (г. Москва).
1996 г. — выставочный зал «Малый манеж» (г. Москва).
1998 г. — Государственная Третьяковская галерея (г. Москва).
1994, 2005, 2008, 2011 гг. — Центральный выставочный зал «Манеж» (г. Москва)
2008 г. — Центральный выставочный зал «Манеж» (г. Санкт-Петербург)
2008 г. — Юбилейная персональная выставка в Музейно-выставочном комплексе «Царицыно».
2012 г. — Только за 6 месяцев этого года состоялось несколько персональных выставок художника, в том числе в Москве, Коломне, Калуге, Нижнем Новгороде, Щелково, Малоярославце.

На Арбатско-Покровской линии Московского метрополитена курсирует поезд «Акварель», вагоны которого в 2007—2009 годах были оформлены репродукциями работ Сергея Андрияки и его учеников. В 2013 году внешний облик поезда полностью обновился.

Участник многих зарубежных выставок: в Германии (Дюссельдорф, Международный экономический форум), Болгарии, Англии, Швейцарии, Франции, Италии, Австрии, Японии (персональная выставка в рамка Официального визита президента РФ в 2005г.), Китае (персональная выставка в рамках культурной программы Саммита ОТЕС в Шанхае), в Венеции (Фонд культурных инициатив, возглавляемый С.В. Медведевой) и в других странах.
Многие работы С.Н.Андрияки находятся в крупнейших музеях мира и частных собраниях.

Награды:
Награжден почетным нагрудным знаком «За выдающийся вклад в культуру Отечества» Благотворительного Фонда С.Есенина
2006 г. награжден Юбилейной медалью «150 лет окончания Крымской войны»
2006 — награжден орденом Петра Великого I степени;
2008 г. – награжден знаком отличия «За заслуги перед Москвой» и почетной грамотой Московской городской Думы;
2009 г. – награжден серебряными медалями Международного союза благотворительных организаций «Мир добра» («За служение искусству») Православного братства «Радонеж» («За многолетние труды на благо Церкви и России и с благодарностью за братскую поддержку и сотрудничество»).
2009 г. Наградной знак. Нагрудный орден «Служение искусству». Международная Академия культуры и искусства
2009 г. Удостоен памятного знака «Человек тысячелетия»
2012 г. Награжден Золотой медалью им. А. Иванова «За выдающийся вклад в изобразительное искусство».

«Мы хотим и должны помочь каждому прийти к себе. Ведь любой человек со своим внутренним миром неповторим. Это и есть то чудо, которое скрыто в нас. Однако художник никогда не сможет произнести свое слово в культуре, если он не владеет языком изобразительного искусства. Мы должны вооружить его умением свободно высказываться, научив творчески использовать этот богатейший язык».

С.Н. Андрияка

АНДРИЯКА Сергей Николаевич, Народный художник Российской Федерации, действительный член Российской Академии художеств, Художественный руководитель Школы акварели, Ректор Академии акварели и изящных искусств, художник-акварелист, педагог родился в Москве в 1958 году.

Отец, Николай Иванович Андрияка, Заслуженный художник РФСР, преподавал в художественной школе при Московском художественном институте имени В. И. Сурикова. Он оказал большое влияние на становления сына как художника. Мать – Этолия Рудольфовна — переводчик и преподаватель иностранных языков.

Рисовать Сергей Андрияка начал рано, около 6 лет. Под руководством отца тренировал зрительную память, овладевал техникой акварели. Окончив художественную школу, поступил в институт имени В. И. Сурикова; с 1977 (после смерти отца) совмещал учебу с преподавательской деятельностью.

Сергей Андрияка: Мой выбор объединил результат личностного развития и семейные традиции. В детстве я практически не видел отца, который, будучи директором Суриковской школы, просто пропадал на работе. Моим воспитанием занималась мама. С искусством меня познакомила именно она. Лет с четырёх помню, как мы с ней лепили из теста и пластилина, рисовали… Она рассказывала мне сказки и разные жизненные истории и тем самым насыщала мои первые работы каким-то высшим смыслом, который стимулировал фантазию и творчество. Оставаясь один, я спокойно мог играть сам с собой. Телевизор у нас был, но не работал. Мама как-то его сломала, а потом никто не удосужился починить. Так что лет до 30-ти он для меня практически не существовал, да и теперь не очень-то нужен. Мое восприятие мира шло через живопись и цвет.

Примерно с пяти лет отец стал брать меня на летние плановые практики в Подмосковье. Я видел, как учащиеся рисовали, видел, как на бумаге у них получается отображать красоту природы. Это вдохновляло, хотелось тоже пробовать. Я начал рисовать карандашом, потом акварелью. Лет в семь отец стал обращать внимание на мои рисунки. Он видел, что для меня искусство становится не просто развлечением и игрой. Я жил этим, часами мог рисовать, лепить, не отвлекаясь ни на что более. Папа стал со мной заниматься, не объясняя, как писать, а обращая внимание на красоту – дом, дерево или лучи света. Это давало возможность развиваться фантазии и творческому воображению, восприятию прекрасного. Отец был и первым зрителем моих картин. У нас дома стояло ужасно расстроенное чёрное пианино Мюльбах, которое и служило мне выставочным стендом. Отец, приходя домой поздно вечером, высказывал свои замечания. В 1977 году он умер, я потерял не только отца, но и учителя. Тогда я только поступил в институт.

Большинство студентов, учившихся со мной, были люди семейные, с училищным образованием за плечами, они чётко понимали, что им надо. Я же, в свои 19 лет, метался в растерянности. Пробовал много всего, вплоть до авангарда, экспрессионизма и модерна. Потом всё лишнее отошло…

Вы знаете историю своей семьи? Кем были ваши предки, откуда пошла такая необычная фамилия?

– Насколько мне известно, по линии отца никто художеством не занимался. Дед был по происхождению греком, а по профессии кочегаром. Он умер в первые послевоенные годы. Бабушка, которую я тоже не застал в живых, была безграмотной и очень набожной. Родом она с Прилук Черниговской области Украины. Слушая службу в храме, она всё запоминала и знала почти всю Библию наизусть. Её уважали, к ней приходили за советом. До 1945 года фамилия писалась по греческой транскрипции «Андриака». В начале войны отец ушёл воевать добровольцем и попал на Второй украинский фронт. Через год раскрылось, что он художник. Его работы попали во фронтовые газеты. Украинцам было проще произносить и писать «Андрияка». Потом как-то так повелось, стал использоваться именно такой вариант фамилии.

Отец матери окончил Железнодорожный институт в Петрограде, знал несколько иностранных языков. Бабушку он встретил на Северном Кавказе. Она родилась в станице Суворовская. Говорили, что именно в её казацкой семье были художники-иконописцы и даже музыканты.

– У вас большая семья. Как ваши дети воспринимают искусство?

Действительно, я многодетный отец. Для моих детей главный путь воспитания – мой личный пример. Дети видят, как я, приезжая домой, работаю. Старшая дочь Анна очень жалеет, что недоучилась, так как период обучения совпал у неё с переходным возрастом, однако она занимается дизайном одежды, учится в сфере бизнеса и экономики. У старшего сына Фёдора склонность гуманитарная, но он наотрез отказался от художества, хотя, на мой взгляд, у него есть потенциал. Федор с удовольствием занимается экономикой и техникой. Сейчас он служит на Черноморском флоте. Его сестра Лиза учится достаточно успешно, ей 17 лет. Младшие дочки: Маше – девять, а Соне двенадцать лет. Машенька много рисует и лепит. Вижу себя в ней – она может часами сидеть, у неё нет свойственной детям неуёмной энергии и тяги к смене впечатлений, она спокойно может заниматься творчеством в одиночестве.

Ваш отец, будучи замечательным художником и педагогом, оказал большое влияние на Вас в выборе, если не профессии, то уж жизненного направления несомненно.

Отец умер в 1977 году. К столетию со дня его рождения в 2005 году мы сделали выставку, которая вызвала большой интерес. В 1982 году я закончил Суриковский институт и пребывал в некоторой растерянности. В Союз художников не сразу вступил, в художественном комбинате предлагались скучные заказы. Я решил делать свои персональные выставки. Таир Салахов как-то сказал, что все групповые выставки безлики. А тогда в моде были масштабные всесоюзные, республиканские выставки. Я решил — пусть будет один зал, но авторский. Моя первая выставка прошла в 1985 году в Звенигороде. Она многому меня научила — видеть собственные картины со стороны, уметь выстраивать экспозицию. К 1994 году у меня было уже 30 персональных выставок. В тот год в Манеже на моей персональной выставке было показано 600 работ. Ещё в 80-е годы появились заказчики. Но были разные периоды, было и затишье. Сейчас наоборот.

После окончания института Сергей Андрияка занимался в Творческих мастерских Академии художеств (1982-1985) под руководством А. М. Грицая и братьев Ткачевых. С 1983 член Союза художников СССР. Активно участвовал в различных выставках, в том числе и за рубежом. В 1985-1989 преподавал в Художественном институте им. В. И. Сурикова. С 1996 заслуженный художник РФ.

Работал маслом, гуашью, темперой, выполнял настенные росписи в технике мозаики, витража, офорта, занимался росписью по фарфору и эмали. Участвовал в реставрации храма Трифона-мученика в Москве. Почему же, всё-таки, выбор остановился на акварели?

Сергей Андрияка: Объяснить этого никто не может. Это просто сидело во мне внутри. Я писал акварелью с детства. Профессора в Суриковском институте мне говорили: «Есть задание по масляной живописи – вот его надо сделать, а акварель – по желанию». И я делал наброски и эскизы, портреты натурщиков акварелью – всё исключительно по желанию. Потом стал заниматься акварелью более серьёзно. Много писал с натуры, потом по памяти. Кстати, по памяти писал ещё в школе. Старался запоминать главные законы цвета, света, тона, существующие в природе. Со временем появились большие форматы. Стало ясно, что акварелью можно сделать всё, вопреки традиционно пренебрежительному отношению к ней. Повторюсь, что интерес к акварели существовал у меня всегда. Это вещь для меня абсолютно естественная, независимо от ученических заданий. Помню, в Суриковской школе я любил писать по памяти именно гуашью. Тогда я ещё не мог акварелью писать, только очень маленькие работы делал, в открытку размером. Большие акварели технически не мог делать. Это сейчас я делаю масштабные акварели, соразмерные масштабу замысла.

-Можно ли вообще говорить, что есть именно русская школа акварели?

Великие русские художники работали в акварели: Суриков, Репин, Васнецов, Врубель, Брюллов, Примацци, Соколов, Гау. Они создавали потрясающе выдающиеся вещи. У нас была великая акварельная портретная живопись в первой половине 19 век, на западе такого уровня не было. А вот пейзажная архитектурная акварель за рубежом была посильнее. Были целые национальные акварельные школы: французская, итальянская, испанская, голландская. Огромные объединения художников, которые писали только акварелью. В начале 19 века встречаются полутораметровые акварели. Их писали так же, как и маслом, с той же плотностью и живописью. Были огромные объединения художников- акварелистов, кто-то охоту писал, кто архитектурные виды и т.д. По всей Европе были тысячи мастеров. Мне посчастливилось в 1988 году в Эрмитаже просмотреть все фонды западноевропейской акварели. Они огромны по объёму. С самого открытия до вечера я всю неделю только и успевал, что перелистывал эти работы. И они прекрасны. Но о них, к сожалению, никто не знает.

Как Вы считаете, Вам лично удалось внести в искусство акварели что-то новое?

– Сложно ответить однозначно. Я целенаправленно и фундаментально занимаюсь акварелью. Маслом я тоже писал не один десяток лет, и у меня тысячи работ маслом, так же как и гуашью я работал и многим, многим другим.

С одной стороны, акварель — это моё восприятие мира, с другой – технические приёмы письма. Технические приёмы лежат в области экспериментов со светом, положением красок и слоёв, с масштабами работ и т.д. Но ведь искусство – это, в первую очередь, видение, а потом техника. Моё творчество – моё восприятие мира. Я своими глазами смотрю на этот мир. Два разных художника могут совершенно иначе изобразить один и тот же предмет, в зависимости от настроения, одухотворённости, личностного восприятия. Картина в отличие от самого хорошего фото – это не механическая фиксация объекта. Творец только дотронулся карандашом до бумаги – тут же его энергетика, его внутреннее состояние идёт в холст.

Картина, как дитя, живёт своей жизнью. Она уже не зависит от творца. Мне, чаще всего, не интересно, при каких жизненных обстоятельствах писал, скажем, Рубенс. Я чувствую эмоциональный заряд, энергетику картины. Это расскажет гораздо больше, чем сухие факты, прошедшие через века.

Сейчас все пишут одинаково. Акварелисты пишут, как правило, только по сырой бумаге и разводами, краска ложится однослойно, глубина не получается. Акварель может быть самой разной – и расплывающейся и насыщенной. У меня же с детства интерес к цветовой стороне. Я меньше занимаюсь портретом, где рисунок определяющий. Пейзаж мне интересен, мне интересно передавать мимолётность состояния света, влажность воздуха.

Основным занятием художника является многослойная акварельная живопись. Андрияка рисует по памяти, без предварительного рисунка карандашом (кроме сложных архитектурных мотивов). В работе использует послойные лессировочные прописки (20-30 слоев) по сухой или просохшей поверхности бумажного листа. Белила и другие материалы, кроме акварельных красок, не использует. Высококачественная английская бумага и хорошие краски позволяют сохранять цвет и колористическое богатство акварелей, отличающихся цветовой гармонией и поэтичностью восприятия мира.

Любимые темы художника — сельские и городские пейзажи, натюрморты. Он стремится запечатлеть окружающую жизнь в ее постоянно меняющихся состояниях. Многие работы посвящены архитектуре российских городов (Москвы, Тулы, Коломны, Великого Устюга и др.), а также городов Западной Европы и Америки. В 1995-ом году по заказу московской мэрии художник создал 6-метровую акварельную панораму Москвы 19 века. Цветовой облик города того времени воссоздан благодаря фотографиям из альбома Найденова (1867). В дальнейшем было написано еще несколько акварелей больших размеров, причем, не только пейзажей, но и натюрмортов («Лес», «Цветы и фрукты» и др.). Работа над этими полотнами позволила художнику сделать ряд открытий в технологии живописно-акварельного процесса.

Сергей Андрияка: …А потом со мной случилась интересная вещь. Я закончил институт, поступил в Мастерские Академии художеств, жил за городом у друзей в Подмосковье. Такое обыкновенной дачное место, никаких сверхкрасот, никаких сказочных далей и горизонтов. И как-то вдруг я стал писать по памяти акварелью то кустарничек, то лужу, то заборчик. Мне хотелось понять, как эта лужа себе ложбинку выбрала, как устроено отражение? Или выхожу из дома — а там по улице какой-то необыкновенный розовый иней. Бегом домой и писать. Год за годом я осваивал технику акварели. Параллельно работал маслом, пытался извлечь максимум цвета, света и возможностей, но масло оказалось тяжёлым, неблагополучным материалом для меня. Это кому-то может показаться странным. Ведь у меня тогда были английские краски «Виндзор ньютон» — 600 тюбиков, и все виды красок, которые выпускал ленинградский завод. Но я чувствовал, что всё богатство цвета, которое мой глаз видит, всю светоносность, прозрачность – масляные краски не могут передать. Сколько труда надо было приложить, чтобы достичь элементарного эффекта.

И вот в какой-то момент я почувствовал, что именно акварелью можно написать всё! Очень удобный, оперативный и портативный материал, быстро сохнет плюс сохранность. Для акварели нужно два основных компонента: это, в первую очередь, бумага и краски. Удивительная сохранность, если акварель хорошей краской написана на хорошей бескислотной бумаге, на сто процентов хлопковой или льняной. А ленинградские краски были замечательными по всем параметрам. Более того, скажу – остаются самыми лучшими на сегодняшний день! Техническая оснастка завода тогда была минимальной, почти всё вручную там делали да и до сих пор делают. Завод производит множество пигментов по жёстким ГОСТам, более жёстким, нежели те требования, которые западные производители предъявляют к своим краскам! Современные же масляные краски на синтетической основе временем проверены самым негативным образом. Картины, написанные этими красками в 50-60 годы прошлого века уже осыпаются, потускнели, требуют реставрации. Очень плохо влияют вещества, которые добавляется для ускорения процесса. А на питерском комбинате всё делается как и 100 и 200 лет назад – гуммиарабик, патока, ну, антисептик — получается абсолютно натуральная краска, проверенная столетиями.

А вот совсем молодой Сергей Андриака, сын талантливого художника и педагога, только что получивший диплом, думал ли он когда-нибудь о том, что создаст Школу акварели, обретет учеников и педагогов-единомышленников?

Я об этом никогда не думал. Я об этом мог только мечтать. Я мечтал. Но не о ВУЗе. Я, поначалу, мечтал о школе. О том, что хорошо бы, чтобы была возможность учить художеству по-новому.

В 1999-ом году была открыта Московская государственная школа акварели Сергея Андрияки (с музейно-выставочным комплексом). По настоящее время художник является ее художественным руководителем…Учебные мастерские школы рассчитаны на небольшое количество учащихся. Рядом с классами расположены мастерские преподавателей. С целью распространения многослойной акварели в смежные прикладные области , такие как роспись по фарфору, миниатюрная эмаль, сочетание акварельной живописи с гравюрой, в школе оборудованы офортная, керамическая, ювелирная мастерские. В музейно-выставочном центре школы экспонируются работы учащихся и их преподавателей, коллекции других музеев.

Сначала Школа акварели, теперь Академия. Никто, даже «заклятый друг» не сможет, не осмелится назвать всё, что Вы делаете, сизифовым трудом. Но я, в сотый раз задаюсь вопросом: Зачем ему, успешному, популярному, состоявшемуся художнику, нужна эта головная боль, зачем ему это нужно?

Мне кажется, самое главное, чем я занимаюсь – это преподавание. Если ты этим можешь принести пользу, то этим и занимайся. На мой взгляд, первый опыт со школой получился очень удачным, школа востребована, эффективность обучения высока. Я и стал заниматься собственно академией потому, что это абсолютно новое художественное образование и в этом новом образовании, которое мы придумали, я вижу — как можно принести пользу. Я и сейчас в постоянном поиске того, как сделать это образование более эффективным, как выстроить методику и систему.

Если бы не была реализована идея школы, академия бы не родилась?

Моя позиция всегда была такой – надо начинать с малого. Вот если ты начинаешь с малого и не замахиваешься сразу же на очень большое и глобальное, то это получается лучше. Ты как бы себе самому доказываешь, что это может получиться. Когда мы школу только начинали создавать, то, собственно говоря, было все пусто. Нам был дан некий аванс. Было построено здание, приобретено оборудование какое-то минимальное. А вот что будет потом в этом здании, как оно начнет работать, насколько действительно будет востребовано это обучение, насколько оно будет эффективным, как мы выстроим обучение, как пойдут люди и пойдут ли, потому, что людей не обманешь. Они не пойдут учиться туда, где их ничему не научат. Это же очевидно. В первые годы было очень трудно. Но сейчас, когда уже школе 13-й год, можно с уверенностью сказать: мы смогли, школа действительно состоялась. Сколько огромных выставок мы сделали, показывая людям то, чем мы занимаемся. Это не очковтиральство, не мираж обучения, не обман. Мы показали и доказали, что действительно можем обучать. И мы обучаем. И получается это хорошо. Другое дело, что возник некий тупик. А что дальше? Нужно было, просто необходимо было замахиваться на более значительное, более глобальное. На то, что, собственно говоря, будет венчать всё обучение – как высшее художественное образование. Со всеми вытекающими последствиями.

Говорят: кому много дано, с того очень много спросится.

Наверное, да. Мы и стараемся делать максимум. Но в любом деле главное требование и к себе и к другим: требуя, показывай на личном примере У нас все обучение в школе построена на личном примере. Поэтому, если ты говоришь своим педагогам – надо творчески работать, то ты обязан соответствовать сам этому и быть на уровне.

 

А способен художник- педагог, талантливый художник- педагог как Вы, как Ваши друзья художники, в школе, а теперь и в Академии за короткое время дать, передать практически 100% своего мастерства?

 

У нас всё обучение построено на том, чтобы «передать из рук в руки». У нас нет консультативной системы обучения. Она прямая. Причем, это будет в Академии по всем предметам. Это новые предметы, которых у нас не было. Та же керамика, витраж, мозаика – это всё будет передаваться. Педагог не будет отсылать своих студентов: вы почитайте, вы посмотрите, вы изучите. Педагог обязан поделиться со своими учениками тем опытом, который он имеет. Обязан. И эта обязанность заложена в нашей системе обучения в Академии. Именно обязанность педагога, потому, что никакой другой формы обучения быть не может.

Беседовал Валерий Голубцов